ccf.lv


Не похожая на примадонну

13.09.2001 10:20



С певицей Ингой Калной встретиться все сложнее: нечасто бывает в Риге. Два сезона, которые она проработала в студии Гамбургской оперы, спев Виолетту в "Травиате", Лючию ди Ламмермур, Адину в "Любовном напитке", Джильду в "Риголетто", Олимпию в "Сказках Гофмана", Мими в "Богеме", Ксению в "Борисе Годунове", принесли плоды - теперь она солистка этого театра, одного из самых уважаемых в Европе. А значит, мы будем видеть ее еще реже.

В прошлом сезоне у Инги появился и агент (исключительно важный для любого певца человек), который отвечает за ее занятость в оперном мире в качестве приглашенной артистки. Первый значительный международный проект - исполнение в Германии оперы "Кора" композитора генделевской поры Иоганна Готлиба Науманна - уже осуществился. Руководил им дирижер Рене Якобс, признанный мастер музыки эпохи барокко и классицизма.

Успехи Инги заставляют все больше радоваться редкости и яркой многосторонности ее таланта, ее безупречному чутью умного музыканта, абсолютному отсутствию поверхностности во всем, что она выносит на суд публики. Только что она дебютировала в Риге в Реквиеме Моцарта, а в сентябре ее ждет премьера в Гамбурге, в спектакле "Мы идем к реке" немецкого модерниста Ханса Вернера Хенце - таков ее стилистический диапазон. Этому удивляются публика и коллеги на Западе. Для рижан это не удивительно: мы здесь постоянно получали от нее похожие авансы в течение семи лет, с тех самых пор, как она серьезно начала заниматься пением. И в общем-то привыкли, как будто так и надо...

В мае ей исполнится тридцать лет - начало зрелости, когда формальный период учебы и приобретения первого опыта закончен. Ко дню рождения Инга при поддержке Фонда Германа Брауна готовит сольный концерт в Латвийской Национальной опере с программой арий из опер Генделя. Но до этого она еще запишет в Риге свой первый сольный диск и споет несколько репертуарных спектаклей. Так что не скучайте - скоро снова ее услышите ...Получилось, что, встретившись с Ингой, мы так и не поговорили о творчестве. Но теперь у нас есть замечательный повод для новой беседы.

Улитка в раковине - Инга, ты сейчас на два дома живешь?

- На полтора. В Риге у меня как бы полдома, ведь я в основном в Гамбурге, даже если смотреть по времени - Значит, из сознания вытесняются все местные реалии? Скоро от половины останется четверть, а в конце концов - ничего?

- Ну это процесс не столь стремительный. Что такое дом? Это не просто точка на карте, а то, что тебя сотворило: родители, учителя, друзья. В любом случае - люди. Жизнь человеческая - это встречи с людьми. Люди же перемещаются. Мои друзья тоже разлетаются по свету. В прошлом году у нас было десятилетие окончания школы. И наш класс не смог встретиться по той простой причине, что мы, за исключением двух человек, разбросаны: в Лондоне, в Гамбурге, в Киеве, в Америке, в Зальцбурге... А где мои учителя? Людмила Аркадьевна Браун - в Ванкувере, Джой Маммен - в Лондоне, Ирина Гавриловичи - в Вене... В Риге остались родители да несколько друзей. Так что такое дом? Выходит, дом у меня в Гамбурге, где я плачу за квартиру. А вообще я, как улитка, свой дом ношу с собой - Когда человеку тяжко, он залезает в свою ракушку и там зализывает раны. Говорят ведь, что дома и стены помогают. Ты тоже стремишься спрятаться, когда у тебя на душе дождливо?

- Люди по-разному энергию накапливают. Кто-то идет в толпу, кто-то в лес, кто-то медитирует, книжки читает. Я - запираюсь. Мне из вышеназванных методов, кроме последнего, ни один не помогает. Чтобы вдохновиться, я должна некоторое время посидеть в гордом одиночестве, не поднимать телефонную трубку и вообще ни с кем не говорить (как оказалось, я люблю молчать). И вот как я вычищу свою ракушку изнутри, так опять готова к труду и обороне. Именно: и к труду и к обороне, потому что сейчас иногда приходится обороняться весьма жестоко - Компенсация за публичную работу? А часто ли тебе приходится заряжаться?

- Музыкант - он как чайный гриб. Погружаешь кусочек в крепкий сладкий чай, и через какое-то время гриб вырастает, а чай становится таким вкусным квасом. Главное для меня - найти банку со сладким чаем. Я в состоянии найти островок одиночества где угодно. А частота подзарядки зависит от условий жизни, от интенсивности работы, от душевных переживаний. Вообще от периода жизни - Какой у тебя сейчас период?

- В очередной раз переходный. Я весь прошлый год проводила инвентаризацию в своих внутренних владениях - В душе?

- Да. Смотрела, что пригодно к использованию, а от чего следует отказаться - Что же ты выкинула на помойку?

- Я пересмотрела некоторые положения: что я могу допустить в отношении себя, что - в отношении других... Поняла, что именно мне мешает жить. Тут надо говорить о диапазоне приемлемости. Говорят, с годами он становится все шире, что свидетельствует о зрелости личности, о том, что личность в состоянии вступать в контакт с социумом. Думаю, главное - не слишком привязываться. Для меня очень важны эмоциональные нити, их натягивание и их вибрации чувствительно отдаются во мне. Я не стараюсь внутренне анестезироваться, но хотела бы, чтобы эти нити не были для меня источником неприятных ощущений - Но можно ли не привязываться? Ты же сама сказала, что жизнь - это люди, то есть собрание привязанностей - Я имею в виду привязанность к совместно пережитому опыту. Она не дает правильно воспринимать события настоящего. Мне бы хотелось достичь той степени непривязанности, когда я буду способна переживать момент не через призму прошлого, не лишая настоящее первозданной свежести и аромата эксклюзива. Я хочу научиться принимать каждый момент как единственный и неповторимый, а не как бесплатное приложение к тому, что было.

Ревизор по природе - Твоя инвентаризация имеет отношение к существованию на сцене?

- Я по природе - ревизор. Только внутреннюю инвентаризацию я не для того провожу, чтобы лучше петь, а для хорошего самочувствия. Да, безусловно, это скажется в том, что я вынесу на сцену, ведь внутренний мир артиста так или иначе проецируется в том, что он делает. А чисто технические вещи зависят, скорее, от того, сколько я позанималась, как я себя вела - выспалась ли, что съела вчера. Это регулируемые вещи.

Я вообще не тот образ примадонны, который есть у каждого слушателя. Моя жизнь - она как некий комплексный обед. Конечно, механическое разделение - сцена и жизнь - существует, потому что певец - это ведь тоже профессия: пришел на работу, ушел с работы - Ты очень устаешь?

- Не думаю, что я устаю больше, чем другие. Утомляет людей бессмысленная работа. Правда, есть два вида такой работы: ты смысла не видишь пока или не видишь вообще. Когда ты его не видишь вообще - это мучительно. Но когда не видишь пока, еще брезжит надежда, что когда-нибудь ты его увидишь - Тебе часто приходится говорить себе: я должна?

- Нет, я стараюсь говорить: мне надо. В этом случае это здоровое, оптимистическое отношение к жизни. А должна - это всегда через силу. Я вообще не люблю брать в долг. Нет, если совсем приспичит, я возьму - шарфик, деньги, дрель, крючок вязальный... Или опыт чей-то... Лучше попросить: а можешь мне помочь? И люди помогают друг другу! Но: ты мне должен помочь! А с какой стати? Я стараюсь избавляться от таких вещей или обращать их во что-то полезное. Навоз пахнет дурно, но если им удобрить почву, то вырастут красивые цветы. Я вообще люблю утилитарный подход к вещам - Даже в искусстве?

- Знаешь, да. Каллас, кстати, делала это блестяще. Она была в состоянии из своих недостатков сделать нечто. Из дефекта - эффект!

- Ты говоришь, что, когда послушаешь ее, тебе не надо распеваться - Я вообще из тех людей, которые распеваются минимально. Но я ловлю себя на том, что все время работаю над какой-то фразой... Чищу картошку и пою. Я все время что-то пою. По системе я распеваюсь перед репетициями, перед спектаклем, то есть когда надо аппарат подготовить соответствующим образом. А если ничего конкретного, то я верю своему организму - он всегда подает сигнал. Организм - не обманывает, он никогда не скажет, что черный хлеб - это сдобная булочка с изюмом. Надо научиться прислушиваться к нему. А это нелегко. Наш век - это век такого ужасающего непрекращающегося грохота и такого невероятного потока информации! Выключиться - очень трудно. Ты ведь даже поесть не можешь в тишине: заходишь в общественную едальню, и там тебе - бум-бум по мозгам! Кошмар! Компьютер - вообще невероятное искушение для человечества - До определенной границы.. - Нет. Этот век только начинается, а посмотри на детей, которые сидят за компьютером и не в состоянии связать двух слов, потому что у них слабо развиты или даже нарушены навыки общения. С одной стороны, компьютер развивает, но... Мир суров, и в различных ситуациях возникает желание спрятаться. Бегство в Интернет - не такое уж будет редкое явление. Или телевидение: я в нем созидательного вижу мало - взорвали автобус, землетрясение, угнали самолет. Негатив, смерть, насилие, война, голод, болезни... Возможно, я неправа, но мне кажется, что эта информация абсолютно безлика.. Чувство сопричастности утеряно во многом из-за этого бешеного потока информации - над каждой могилой не поплачешь, всем в память оружейные залпы не дашь. И это очень больно. Поэтому я телевизора не покупаю, хотя плачу в Гамбурге ежемесячно за сателлит. Я лучше музыку послушаю, книжку почитаю. Новости я могу по радио узнать, но смотреть не хочу. В отсутствие информационного визуального потока я в состоянии сформировать свое собственное отношение к каждому из этих событий - Но компьютер - это скорость! Только... я всегда говорю: потому сейчас Шекспиров нет, что люди перестали писать от руки - Да, у каждой медали две стороны. Чем ярче одна, тем глубже чернота другой. Конечно, смешно призывать вернуться к лучине и гусиному перу. Темп жизни другой. Но ты когда-нибудь видела почерк теперешнего школьника? Ничего нельзя прочитать. У них, кажется, вообще нет в школе чистописания. Их буквы все больше напоминают печатные. А некоторые люди не могут вообще сесть и написать от руки письмо.

Консерватор-бунтарь - У тебя есть потребность писать письма?

- Безусловно. Мне кажется, что бумага, исписанная от руки, дышит. Это как отпечаток души. Недаром существует анализ почерка. Нет двух абсолютно идентичных почерков, как нет двух абсолютно идентичных людей. Когда я читаю письмо, я общаюсь с человеком через его графику. Ведь известно: когда выступает оратор, то смысл сказанного им составляет в нашем восприятии всего пять процентов. Остальное - язык телодвижений, во что он одет, чем он пахнет, какая у него рука - влажная, теплая, сухая, шершавая.... Эти вещи сохранили свое ведущее значение до сих пор. Но... наверное, я старею.. - Ты вообще всегда была такой?

- Я консерватор-бунтарь. А что касается возврата к прошлому, погляди-ка - народ снова начинает ездить на велосипедах. Это не возвращение, а другой виток. А велосипеды какие - закачаешься! А дорожки, которые у нас в Риге нарисовали! Правда, я на велосипеде не езжу, потому что люблю узкие юбки и туфли на высоких каблуках. Поэтому я лучше пешочком. Хоть с деревьями пообщаюсь - Рига и Гамбург зеленые города - Ты уже пустила корни в Гамбурге или у тебя будут другие дома?

- Все мы гости. Сейчас я там. А дальше? На данный момент я удовлетворена. Я пытаюсь из всего извлечь выгоду. Я вдали от дома? - можно выгоду извлечь, потому что я с радостью возвращаюсь в Ригу. Жизнь в Германии? - опять же выгода: я немецкий выучила, так, запросто. Выгода житья в Германии и в том, что по Европе удобно и дешево ездить. Выгоду можно извлечь из самых парадоксальных положений. Вопрос, как относиться к жизни. Кричать, ах, я бедный-несчастный, ах, я устал? Есть люди, которые культивируют в себе сознание "ах, я бедный-несчастный" и извлекают из этого выгоду! И полагаю, это приносит им определенное удовлетворение. Но я поняла, что не надо людям мешать жить так, как им хочется. Ведь и для меня комфорт значит очень много - Комфорт - это прежде всего отсутствие шума?

- Да, но у меня в Гамбурге очень шумная соседка справа, которая любит включать пылесос по утрам. И птицы утром очень громко поют. Но и из этого можно извлечь выгоду. Раньше я просыпалась и дико злилась: щас как из пушки всех вас постреляю! А теперь я культивирую в себе созерцательное состояние. Просыпаешься в пять утра: соседка пылесосит, птицы поют себе - хорошо! И снова засыпаешь. Умная штука человек - Ты уже научилась с этой штукой обращаться?

- Есть такие водители, которые прогонят автобус по железнодорожным путям и глазом не моргнут. А другие переедут, аккуратненько притормозив. Мне бы не хотелось себя на всех парах катить, как старый тарантас. Тише едешь, дальше будешь. Хотя кто знает...

Автор: Ольга ПЕТЕРСОН, Специально для РЕСПУБЛИКИ, Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha

 







Архив