ccf.lv


Мы можем быть едины. И для Латвии. И для Европы Конференция доказала: интеграция - это не требование

14.05.1998 07:08



В зале Дома конгрессов, том самом, где десять лет назад был учрежден Народный фронт, два майских дня под флагом Европейского союза проходила конференция На пути к сплоченному европейскому обществу: главная задача Латвии. Снова робкие попытки спихнуть "домашнее задание" эмиссаров из Брюсселя и ничего больше? Отнюдь. Событие получилось по-настоящему интересным, дискуссии - содержательными, доклады делегатов Европейской комиссии - конкретными и лишенными поучительного тона, а некоторый недостаток интеллектуальной конструктивности (политического "вечного двигателя" открыть не удалось) был с лихвой восполнен активностью аудитории. Конференция явила собой модель латвийского общества не только с его напряженностью, противоречиями, взаимными обидами, но и желанием мирного сосуществования, надеждами на процветание и готовностью учиться демократии и защищать ее.

Кто-то может возразить, что каждый остался при своем мнении, и до повсеместного братания латышей и русских дело не дошло. Это правда. Трудно свести воедино консервативный этнодемографизм одних, видящих в родном народе "редкую птицу или редкий цветок, который должен быть занесен в Красную книгу", и лозунг других "Пусть выживает сильнейший!", прикрытый фиговым листком "экономической целесообразности", диктующей учить латышский пока это выгодно, и, очевидно, выбросить его на помойку, как только момент покажется для этого удобным. Трудно разорвать замкнутый круг, при котором напуганный политиками электорат теперь и сам пугает своих политиков, трудно соединить "горечь" тевземца Синки, проведшего в эмиграции лучшие годы, и "обиду" Котова из Комитета по правам человека, куда обращаются ставшие в миг бесправными, безъязыкими, беспомощными русские пенсионеры... Но если они: Котов и Синка, говорящие на разных языках и в буквальном, и в переносном смысле, все же встретились за одним столом и смогли вести публичный разговор как со своими оппонентами, так и со своими единомышленниками, значит, прав организатор конференции директор Латвийского института внешней политики Атис Леиньш: "Мы не на пути к демократии. Мы уже там. Демократия не означает единства взглядов. Демократия дает возможность высказывать их".

Приветствуя отсутствие дискриминации по языковому признаку в доступе к микрофону, не могу не отметить очевидного: мы, русская интеллигенция, еще плохо говорим на латышском. Даже те из нас, кто говорит лучше других, говорит плохо. Но если хочешь, чтобы тебя не просто услышали, но поняли бы и приняли, все же стоит оставить свою лингвистическую гордость и самодостаточность. Нехорошо прерывать оратора возгласами: "Latviski! Latviski!" Но нельзя требовать от латыша взаимного уважения, если сам ему этой взаимностью не отвечаешь. "Без латышского языка нет интеграции" - вынесла свое решение представительная рабочая группа, куда вошли и Юрис Рубенис, и Дзинтарс Абикис, и Айя Приедите, и Марина Костенецкая, и Раффи Хараджанян, и Юрий Абызов. Да, язык и интеграция не одно и то же. Но когда представитель русской интеллигенции, читая свою речь по-русски, даже не считает нужным поприветствовать аудиторию на госязыке и отвечает, что, проголосовав некогда за независимость, и без языка чувствует себя достаточно интегрированным, мне за него неловко. Для латыша (и эта мысль звучала на конференции со всей настойчивостью) ничто не означает в такой мере лояльного отношения к Латвии, как употребление в разговоре с ним его редкого, такого неудобного и несовременного для нас, но уникального, родного и красивого для него языка. Можете называть это политическим торгом, но в Латвии действительно меняют "голос на язык". И мне кажется, что "пятерка по-латышскому" - не самая большая цена за гражданство страны, которое, дай Бог, станет гражданством Европейского союза. Я лично на такую мену согласна и не боюсь обвинения в коллаборационизме. Тем более, что доклад эксперта ЕС профессора Таршена не оставляет никакой надежды, что европейское гражданство можно будет получить иным путем. Европа не требует решения проблемы неграждан от Латвии в том плане, что заставит ее дать синий паспорт всем без разбора. Это стоит запомнить.

Не знаю, слышала ли доцент ЛУ Илзе Островска доклад Владлена Дозорцева на апрельской конференции латвийской интеллигенции, но ее комментарий по проблеме гражданства совпал почти слово в слово. Мне он кажется настолько важным, что я приведу его дословно: "вопрос о гражданстве - это вопрос о политической власти. Ситуация такова, что на настоящий момент по косвенным социологическим данным (напрямую этот вопрос задавать боятся), 70% экономической власти в руках одной этнической группы, а 30% - другой, и эти семьдесят - нелатыши. В политике все наоборот. Такая ситуация долго существовать не может, и ведется поиск путей, которые бы сохранили ту этническую интеграцию, которая, на мой взгляд, пока еще скрепляет общество. Ситуация в обществе куда лучше той ситуации, которая сложилась в элите. Ведется поиск путей, как получить политическую власть той группировке, которая держит власть экономическую, и предлагается по сути дела нулевой вариант. И с научной точки зрения все правильно. При демократическом режиме не может быть группы, у которой были бы отняты права на политическую власть, ибо быть гражданином значит обладать правом на политическую власть". Вряд ли г-жа Островска является сторонницей нулевого варианта. Но эти слова диктует ей совесть ученого. Аналитический ум. И в нормальном обществе так и должно быть: ученый должен анализировать, а политики - принимать во внимание его соображения. Хуже, когда наоборот. А вот мнение другой женщины, другой латышки, имя которой я не расслышала, ибо к микрофону она вышла не благодаря своему известному имени или должности, а по зову души: "Почему у нас в Резекне люди, прожившие всю жизнь с нами бок о бок, не имеют гражданства? Почему пожилая женщина, родившая и воспитавшая гражданами и детей, и внуков, сама гражданства не имеет?" Простой народ порой лучше политиков видит "без вины виноватых" и не имеет ничего против, чтобы поделиться своими крохами власти с ними.

Права профессор политологии Иллинойского университета Расма Карклиня, что интеграция не может состояться одновременно во всех социальных сферах и по всем направлениям. Нам всем: даже детям, которые растут не в стерильно чистой среде, а внутри нашего коммунального базара, мешает прошлое, оказавшееся вдруг угрозой стабильности общества. Прошлое так просто не отпускает. Нужно думать, как подойти к тому, что немцы назвали "разрешением от прошлого". Мы не сможем просто снять с нашей машины зеркало заднего вида и ехать вперед, как предлагали некоторые молодые горячие головы. Оказалось, мы жили в разных Латвиях.

Но будущую Латвию мы - независимо от нашей национальности, языка, пола и возраста - хотим видеть процветающей, терпимой к национальным различиям европейской страной. Не надо создавать научные группы и платить ученым гонорары за поиск общих ценностей. На виду они, эти ценности. "Надо сделать так, чтобы каждый человек в этой стране стал бы ценностью, а мы все вместе - золотым фондом Латвии", - попал в яблочко президент Алдариса Виталий Гаврилов. И это не значит, что социологи, политологи и даже психиатры останутся без работы. В обществе еще очень много проблем. Как верно заметил Атис Леиньш, совершенным государством был только Советский Союз, но все помнят, что из этого получилось.

Автор: Анна Строй, Диена

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha

 







Архив